История Королева

Артиллерийский центр Подмосковья

Город Королёв известен всему миру как космическая столица России. Здесь создавали первый искусственный спутник Земли, здесь были спроектированы и изготовлены ракета Р-7, знаменитая «семёрка», и космический корабль «Восток», на котором Юрий Гага¬рин первым вырвался в космос.

Теперь это общеизвестно. А начиналось всё с далёкого 1918 года, когда из Петрограда в подмосковный дачный посёлок Подлипки близ Мытищ был эвакуирован крупный военный орудийный завод. В довоен¬ные годы он назывался Завод № 8 им. М. И. Калинина. Ныне это — Завод экспериментального машиностро¬ения Ракетно-космической корпорации «Энергия» им. С. П. Королёва. Завод № 8 стоял у истоков мощного артиллерийского производства в Калининграде, развернувшегося здесь в 1918-1959 гг.

Весной 1918 г. над Советской Россией нависла смертельная опасность — большая часть территории страны была занята белогвардейцами и интервентами. Советское правительство принимает решение об эва¬куации из Петрограда в Москву, Поволжье и на Урал крупнейших промышленных предприятий и оборонных заводов. В их число попадает Орудийный завод. Его эвакуация длилась больше года — с мая 1918-го по октябрь 1919-го.

В начале ХХ в. Санкт-Петербургский орудий¬ный завод, основанный в 1866 г., входил в четвёрку ведущих артиллерийских заводов страны наряду с Пермским, Обуховским и Путиловским. Его специ¬ализация — артиллерия средних и малых калибров. Здесь выпускалась знаменитая «трёхдюймовка», самая массовая пушка русской армии. Орудийный в Питере был единственным среди артиллерийских заводов, подчинённых непосредственно военному ведомству. Он славился своими высококвалифицированными кадрами. Профессионализм, технические знания и мастерство питерцы-орудийцы привезли в Подмосковье, в Подлипки, заложив основу рабочих традиций на Заводе № 8. И традиции закрепились, а со временем «проросли» в космос.

Эвакуация явилась тяжёлым испытанием для рабочих, вывозивших станки и оборудование. Заводчанам пришлось перенести двойную эвакуацию — сначала водным путём на баржах из Петрог¬рада в Нижний Новгород, а уже оттуда на баржах и по железной дороге в Москву. Разместили завод под Москвой, на промышленной площадке бывшего заво¬да военных самоходов английской фирмы «Бекос» в местечке Подлипки около станции Мытищи. Два пер¬вых эшелона с рабочими (112 человек) и грузами при¬были из Нижнего в Москву в конце октября 1918 г. Уже в конце ноября 1918 г. начальник завода сообща¬ет в Центральное правление артиллерийских заводов: «Наём рабочих для строительных работ, организация продовольствия и производство самих строительных работ уже начались». Но наладить планомерную ра¬боту мастерских и пустить на полный ход производство не представлялось возможным в условиях, когда не хватало производственных площадей для установ¬ки станков, складских помещений для размещения материалов, вывезенных из Питера, вагонов для ско-рейшего вывоза людей и грузов, жилья для расселе¬ния прибывающих рабочих.

Эвакуация завершилась только в начале октября 1919 г. В Подлипки поступило 795 вагонов и груз с 54 барж, доставленный водным путём до Коломны и пе-регруженный в железнодорожные вагоны. Все эти ме¬сяцы, с конца октября 1918 г. до октября 1919 г., рабо¬чие завода, прибывающие партиями вместе с грузами, сразу же включались в работу, условия которой были тяжёлыми. Вот как писала об этом газета «Правда» от 28 марта 1920 г.:

«Завод наш находится в 20 верстах от Москвы по Сев. ж. д., на ст. Подлипки. Работает на заводе 1200 ра¬бочих, из которых лишь незначительная часть живёт на заводе или близ него. Многие живут в Москве. Чтобы попасть на поезд в 7 ч.З0 мин. утра, приходит¬ся вставать в 6 ч. утра. При сравнительно нормаль¬ном движении с работы приезжают в 7 час. веч., но большею частью возвращаются в 8-9 час. и позже. Таким образом, рабочие оторваны от дома 13-14 ча¬сов. Положение их, изнурённых чрезмерно длинным рабочим днём, ежедневной тряской в вагоне, поистине ужасно».

2 апреля 1920 г. вопрос «О положении рабочих Московского орудийного завода» был вынесен на заседание Малого Совнаркома. 5 апреля Малый Совнарком повторно вернулся к этому вопросу и принял окончательное решение:

а) Предложить Московскому Уисполкому в срочном порядке принять меры к переселению рабочих Московского Орудийного Завода, в первую очередь, квалифицированных рабочих, из Москвы и др. отдалённых мест, в район Моск. Орудийного Завода, т. е. в местечки Подлипки, Леонидовна и др.
б) Предложить Центральному] Правлению Артил-лерийских Заводов ускорить постройку рабочего посёлка для рабочих».
Постановление послужило толчком к началу перемен — это было решение правительства, и под ним стояла подпись В. И. Ленина.

В августе 1921г. на завод прибыл новый директор — Григорий Тимофеевич Зотов. С его именем свя¬зано становление завода на новом месте. Он родился в 1896 г., и происходил из крестьян Акатовской волости Коломенского уезда Московской губернии. Начинал рабочим на Коломенском машиностроительном за¬воде. Прибыл на Орудийный из Главного управления военной промышленности. В 1928 г. Зотова направля¬ют на учёбу на курсы «Красных директоров», затем в Промакадемию. Весной 1930 г. его назначают директором Сталинградского завода «Баррикады».

Зотов принял завод в Подлипках в кризисном со-стоянии. В 1920-е гг. деятельность коллектива, как и на большинстве оборонных предприятий страны, ограничивалась мелкосерийным выпуском артиллерийских систем, созданных до Первой мировой войны, и их модернизацией. Завод представлял собой мастер¬ские, где в основном проводились слесарные работы, и в зачаточном состоянии находились станочные. На 80 % программа состояла из изготовления деталей к полевым пушкам образца 1902 г., горным пушкам об¬разца 1909 г. Определялось это в основном имевшимся запасом металла, полуфабрикатов и готовых деталей, вывезенных из Петрограда во время эвакуации. Обратимся к воспоминаниям первых рабочих. Евгений Сергеевич Горбушин: «Я поступил на завод в марте 1919 г... На территории завода стояло несколько недостроенных промышленных зданий, деревян¬ные подсобки и бараки. Техника была отсталой, станки работали на приводных ремнях от трансмиссии. Это было экономически невыгодно. Чтобы пустить в ход один станок, работала трансмиссия целого пролёта. И, несмотря на это, завод работал по классу высокой точ¬ности. Высококвалифицированные рабочие из Питера: лекальщик Кушников Семён Васильевич, токарь Салин Фёдор Григорьевич, кузнец Струев Николай Владими¬рович — задавали тон и многому нас научили.

А трудности были огромные. Дороги и автотран¬спорт отсутствовали. Все перевозки осуществлялись гужевым путём на лошадях. Администрация завода часто обращалась за помощью к жителям Мытищ и Болшева. Имевшие по одной лошадёнке, они могли в любой день составить конный обоз в 300-500 лошадей. Тогда это имело колоссальное значение».

В 1928 г. Зотов, уходя на учёбу, выступил перед 4 заводским активом с докладом, в котором подводил итоги сделанному за годы его директорства, с 1921 по 1927 гг. Он особо выделил 1923-й год, когда завод получил задание освоить производство 3-дюймовой зенитной пушки, разработанной в 1912 г. инженером Путиловского завода Ф. Ф. Лендером. В том же году удалось изготовить и сдать три первых орудия. В сле¬дующем, 1924-м, изготовили 80, сдали 40. На первых порах выпущенные пушки отличались низким качес¬твом, и объяснялось это тем, как отметила комиссия, направленная Артиллерийским управлением на завод «для детального ознакомления с его работой», что с Путиловского завода были получены неоткоррек- тированные чертежи. И тем не менее комиссия при¬шла к выводу, что «коллектив проделал огромную работу и достиг значительных успехов. Переживая период восстановления, он при этом налаживает но¬вое производство и имеет просторные светлые мас¬терские и большую площадь для дальнейшего разви¬тия производства».

В 1924 г. завод уже имел твёрдую программу по производству горных орудий и зенитной артиллерии.

В 1927-1930 гг. он осваивает производство и присту-пает к выпуску батальонных, 3-дюймовых горных и 37-мм пушек «Гочкис»; запасных частей и ремонту ар-тиллерийских систем.

К началу первой пятилетки (1928 -1932 гг.) чис-ленный состав работающих вырос до полутора тысяч человек. Рабочие прибывали по найму, по комсомоль-ским путёвкам и по мобилизации. Молодёжь чаще всего не имела никакой специальности, а иногда и об-разования даже в объёме начальной школы. С 1922 г. при заводе начала работать школа фабрично-завод-ского ученичества — ФЗУ Рассчитанная на четыре года обучения, она давала и общеобразовательную подготовку, и рабочую квалификацию. Ныне это про-фессиональный лицей № 2, носящий имя выпускника училища Героя Советского Союза Н. П. Корсакова в Мытищах, — одно из старейших учебных заведений начального профессионального образования России.

В октябре 1923 г. завод отмечал свой первый юби¬лей — пять лет работы на новом месте. Празднование решили провести в годовщину Октябрьской рево¬люции. 8 ноября 1923 г. в Подлипки приехал Михаил Иванович Калинин, работавший на Орудийном заводе ещё в 1911—1912 гг. На память об этой встрече остались фотоснимки, сделанные рабочим И. А. Сафроновым у водонапортной башни, которая возвышалась у проход¬ной завода. Её открытие также было приурочено к юби¬лею. Калинин был желанным гостем в Подлипках. Его интересовало всё: как работает завод на новом месте, каков порядок в цехах и мастерских, как живут рабо¬чие, как строится посёлок. Руководство завода не раз обращалось к нему за помощью. И эта помощь всегда приходила. В 1922 г. заводу присваивают имя М. И. Ка¬линина, а с 1927 г. — это завод № 8.

С началом первой пятилетки, взявшей курс на индустриализацию, наступил и новый этап в разви¬тии предприятия. Появление крупной отечественной металлургии и тяжёлого машиностроения давало возможность интенсивнее развивать базирующуюся на них оборонную отрасль. К этому подталкивала и международная обстановка. Принципиально менялся характер вооружения ведущих армий мира. Танки и авиация становились могучим фактором потенциаль¬ных сражений будущего. Для борьбы с ними требова¬лись специальные средства противотанковой и проти-вовоздушной защиты. Создание этих новых для СССР видов артиллерийского вооружения будет возложено на завод в Подлипках. В 1930-е годы он стал основным предприятием в стране по конструированию и выпус¬ку противотанковых, танковых и зенитных пушек, творцом многих артиллерийских систем, сыграл боль¬шую роль в переоснащении Красной Армии артилле¬рией нового поколения.

В апреле 1931г. директором завода назначили Иллариона Аветовича Мирзаханова. Крупный хозяй¬ственник, талантливый организатор производства, пользовавшийся авторитетом среди работников обо¬ронной промышленности, он обладал опытом руко¬водства большими коллективами, отличался твёрдым, волевым характером и беззаветной преданностью делу. С именем Мирзаханова связан расцвет завода в 1931-1938 гг. Уже осенью 1931 г. здесь разворачивается капитальное строительство. Круглосуточно возводи¬лись два механосборочных корпуса, строились новые инструментальный и ремонтный цеха. В только что законченные коробки корпусов сразу устанавливали новые импортные станки. Параллельно шло благоус¬тройство: асфальтировались дороги, высаживались деревья и декоративные кустарники, разбивались га¬зоны и цветники. Через несколько лет завод и посёлок стали неузнаваемы.

Но главные изменения происходили в самом содер-жании производства. Стояла задача создать в кратчай¬шие сроки артиллерию с повышенными боевыми, экс-плуатационными и производственными качествами, и вместе с тем — с минимальными затратами сил и мате-риальных средств, ими ещё не располагала страна. Это¬го можно было достигнуть только одним способом — модернизацией пушек, уже принятых на вооружение армии. Важнейшую роль играло конструкторское бюро завода. В 1932 г. под руководством главного конструк¬тора В.М. Беринга создаётся 45-мм противотанковая пушка. Она была получена путём модернизации: на лафет противотанковой 37-мм пушки наложили новый 45-мм ствол, что существенно повысило мощность ору¬дия. Так начала свой путь легендарная «сорокапятка», как её называли фронтовики — самая известная пушка Великой Отечественной войны. Последовательно улуч¬шенная в 1933 и 1937 гг., она не уступала заграничным аналогам. Небольшое, но мощное орудие использова¬лось для борьбы с вражескими танками и пехотой, для подавления огневых точек противника.

Советское танкостроение в то время наращивало темпы. За десять с небольшим лет после выпуска пер¬вого танка, который появился в 1919 г., отечественны¬ми конструкторами были созданы танки различных классов. В подавляющем большинстве они комплек¬товалось 45-мм танковыми пушками, созданными в Подлипках. Их устанавливали на лёгкие танки Т-26, быстроходные танки ВТ. На тяжёлых Т-35 45-мм ору¬дия дополняли главный калибр — 76-мм пушку.

В 1933 г.— начальном году второй пятилетки, было запланировано выпустить 2400 45-мм танковых пушек, что составляло львиную долю всей заводской программы. Наряду с танковыми, противотанковыми и наземными зенитными системами, завод переходит к изготовлению «зениток» для Военно-Морского фло¬та — 45-мм тумбовых орудий образца 1933 г. Летом 1935 г. состоялся большой правительс¬твенный смотр отечественной артиллерии на полиго¬не в Софрине под Москвой. Присутствовали на нём И. В. Сталин, В. М. Молотов, К.Е. Ворошилов, М.Н. Ту¬хачевский, руководители армии и промышленности. Участвовал в смотре и завод №8, продукцию которо¬го представлял директор И. А. Мирзаханов с группой получалось, как этого хотелось бы... Наши пушки, универсальная и полууниверсальная, оставляли желать лучшего по весу и подвижности, кучности стрельбы и поражаемое™ целей... Мы увидели, что шли не тем путём, увлеклись универсальностью». На следующий день после смотра, на совещании в Кремле, состоялось подведение итогов. Выводы были однозначны: следует отказаться от универсальности в пользу специализа¬ции по назначению и видам орудий. Таким стало новое генеральное направление развития советской артил¬лерии. Это важное решение обусловило путь многих конструкторов-разработчиков. Один из них, тогда мо¬лодой специалист, а впоследствии главный конструк¬тор завода Лев Абрамович Локтев вспоминал: «Не всё дальнейших разработок завода им. Калинина.

«В тот период, о котором идёт речь (1936-1937 гг.), — пишет Н. Э. Носовский, возглав¬лявший предприятие в 1938-1940 гг., — наш завод считался одним из крупнейших артиллерийских пред¬приятий страны, выпускавшим изрядное количество пушек, отвечающих последнему слову техники, для Красной Армии и Военно-Морского флота... Произ¬водство артиллерии на заводе было организовано по технологическому замкнутому циклу. Ряд крупных механосборочных цехов представлял собой как бы самостоятельные заводы. Например, в цехе, где произ-водились 45-мм пушки, организовали механические и сборочное отделения и свой испытательный полигон, что было новым в практике производства орудий».Наум Эммануилович Носовский пришёл на завод, только что окончив Ленинградский Военно-механи¬ческий институт в 1936 г. Через два года он сменил на посту директора И. А. Мирзаханова, а в 1940 г. был назначен начальником 1-го Главного управления нар¬комата вооружения. В 1937 г. на должность главного конструктора был назначен тридцатитрёхлетний Михаил Николаевич Логинов, выпускник военно-механического факульте¬та Ленинградского машиностроительного института, талантливый, работоспособный и влюблённый в своё дело человек. С его назначением КБ завода становится одним из самых сильных в отрасли. Плодотворные раз-работки следуют одна за другой. Основное направление их по-прежнему составляет модернизация. Появляется 45-мм противотанковая пушка образца 1937г. Проти-вотанковая «сорокапятка» образца 1937 г. являлась од¬ним из самых совершенных орудий своего времени. В этот период завод становится ведущим разработ-чиком зенитной артиллерии средних и малых калиб¬ров в СССР. Коллектив выходил на прочные позиции по выпуску передовой артиллерийской техники. В на¬чале апреля 1937 г. группа работников была награжде¬на орденами и медалями «за умелую постановку про¬изводства новых образцов вооружения и образцовое их освоение в производстве». В числе награждённых директор завода И. А. Мирзаханов (орденом Ленина), технический директор Б. И. Каневский, главный конс¬труктор М. Н. Логинов, заместитель главного конс¬труктора В. И. Абрамов (орденом Ленина), фрезеров¬щик Н.Т. Малюшин (орденом Ленина).Заводчане отмечали 20-летний юбилей завода и присво-ение 26 декабря рабочему посёлку Калининский (так на-зывался посёлок Подлипки с 1928 г.) статуса города. Эти события совпали с другим не менее важным и значитель-ным — награждением завода орденом Ленина «ввиду ис-ключительных заслуг перед страной в деле вооружения РККА, создании и освоении новых образцов вооруже¬ния». Указ был опубликован 17 января 1939 года. На праздник вновь решили пригласить Председа¬теля ВЦИК СССР М. И. Калинина. В состав делега¬ции включили только что назначенного директором завода Н. Э. Носовского, старого кадрового рабочего С. С. Ульянова, работавшего с Калининым на одном станке в Питере и знатного стахановца, депутата Вер¬ховного Совета СССР Н.Т. Малюшина. Между стары¬ми друзьями-питерцами Сергеем Сергеевичем Улья¬новым и Калининым состоялся такой разговор: — Что это ты, Калиныч, давно не был у нас на заво-де? — спросил Ульянов.

— Уж очень занят своей «бюрократической» рабо¬той, — пошутил Михаил Иванович, — не удавалось в последнее время вырваться к вам.
— А на праздник к нам приедешь?
— Непременно приеду.
— Перед народом выступишь?
— Предоставите слово, выступлю.

Торжества проходили в Колонном зале Дома Со¬юзов. С докладом выступил М. И. Калинин. Он поз¬дравил всех собравшихся, а затем вручил правитель¬ственные награды работникам завода. К наградам были представлены 74 человека. Орденами Ленина наградили молодого директора Носовского, главно¬го конструктора М. Н. Логинова, орденом Трудового Красного Знамени — С. С. Ульянова.
А назавтра праздник вновь сменился трудовы¬ми буднями, ещё более напряжёнными, чем раньше. В душу каждого запали слова, произнесённые Ка¬лининым — война неизбежна, и мы должны уже се¬годня быть готовы к ней, а это значит, производить как можно больше пушек. Завод выпускал танковые, противотанковые и зенитные пушки во всё возрас¬тающих количествах — работали в три смены, вклю¬чая воскресенья. Особой страницей в деятельности Конструктор¬ского бюро (КБ) и завода стала разработка зенитной артиллерии для флота. К началу Великой Отечест¬венной войны боевые корабли вооружались зенит¬ной артиллерией, которая разрабатывалась и произ¬водилась в Подлипках.

Большой объём работ в конце 1930-х — начале 40-х гг. КБ выполнило по разработке многостволь¬ных пушечных зенитных установок 37-мм и 45-мм — для линкоров, крейсеров и эскадренных миноносцев. 37-мм автоматическая палубная установка составила в период войны основу противовоздушной обороны на флоте. На долю этой системы пришлось наиболь¬шее число вражеских самолётов, сбитых нашей зе¬нитной артиллерией на суше и на море в годы войны.

Впоследствии они успешно участвовали в вооружён¬ных конфликтах на Корейском полуострове, во Вьет¬наме, на Ближнем Востоке и в других горячих точ¬ках планеты.

В общей сложности, к началу войны, в КБ завода создали и довели до различной степени готовности более 50 типов орудий и установок калибров 25, 37, 45, 76, 85 и 100-мм. Всего же на заводе в Подлипках по состоянию на 1 июля 1941 г. выпустили 56 619 ору¬дий и установок. Звание лауреатов Сталинской пре¬мии получили конструкторы Л. А. Локтев (трижды), И. М. Радзивилович, В. Э. Барышников. 12 мая 1941г. завод № 8 им. Калинина наградили орденом Трудово¬го Красного Знамени «за исключительные заслуги в области вооружения Красной Армии и Военно-Мор¬ского флота, за создание и освоение новых образцов вооружения». Состоялось самое многочисленное награждение за всю довоенную историю завода. Орде¬нов и медалей были удостоены 98 человек.

В богатейшей военно-технической истории Кали-нинграда есть одна страница — яркая, трагическая и... забытая. Связана она с судьбой создателя дина- мо-реактивных пушек Л. В. Курчевского, конструк¬тора и изобретателя, на десятилетия опередившего своё время. Леонид Васильевич прибыл в рабочий посёлок Калининский в 1929 г. с секретным задани¬ем по изготовлению опытной системы динамо-реак- тивной пушки с тем, чтобы в случае положительных результатов начать производство этих пушек. Новая система представляла собой нарезное орудие, имев¬шее в казённой части реактивное сопло, через кото¬рое часть газов, образующихся при сгорании порохо¬вого заряда, истекала в сторону, противоположную направлению движения снаряда. Создавалась реак¬тивная сила, уравновешивающая силу отдачи. Из-за отсутствия отдачи пушки Курчевского оказывались в 5-10 раз легче обычных того же калибра. Их можно было устанавливать на самолётах, автомобилях, мо¬тоциклах и даже носить в руках. Первые опыты прошли успешно. Курчевскому был предоставлен цех № 5, который вскоре вырос в само-стоятельный Государственный машиностроительный завод №38 Наркомтяжпрома. Работы талантливого конструктора поддерживал М. Н. Тухачевский, а дина- мо-реактивные пушки Курчевского завоевывали всё большую популярность. Заместителем Курчевского по научной части с 1933 по 1935 год работал будущий академик Б. С. Стечкин. В течение 1934-1935 гг. создаются первые опытные образцы наземных, танковых, авиационных и морс¬ких динамо-реактивных орудий, совершенствуются системы, созданные ранее. В 1935 г. передаётся в се¬рийное производство АПК-4 — авиационная пушка Курчевского. Имя Курчевского и его работы строго засекречены, но известны руководителям НКВМ и оборонной промышленности. В июне 1935 г. на поли¬гоне под Москвой были проведены смотр и испыта¬ние всех образцов орудий Курчевского, в том числе и эскадрильи самолётов, вооруженной пушками АПК-4. На смотре присутствовали руководители Советского государства и коммунистической партии, в том числе
B. М. Молотов, К. Е. Ворошилов, Г. К. Орджоникидзе, C. М. Будённый, С. С. Каменев. Испытания и смотр прошли блестяще. За заслуги в создании новых типов вооружения Л. В. Курчевского в 1936 г. наградили ор¬деном Красной Звезды.

И вот неожиданный и трагический финал. В 1937 г. Курчевский был незаконно арестован и осуждён как «вредитель» и «враг народа». 12 января 1939 г. его не стало. Трагичными оказались и последствия этой не-обоснованной репрессии — все работы по безоткатным пушками были прекращены, принятые на вооружение образцы уничтожены.

О славном артиллерийском прошлом города Ка-лининграда напоминают также знаменитые грабин- ские пушки, установленные на городском мемориале Победы. Постановлением Государственного комите¬та обороны в ноябре 1942 г. в Калининграде на тер¬ритории бывшего завода Курчевского было создано Центральное артиллерийское конструкторское бюро (ЦАКБ) — отраслевой центр научно-исследователь¬ских и опытно-конструкторских работ по артиллерии. Предусматривалось, что в ЦАКБ будут сосредоточе¬ны разработки по заданиям правительства, Главного артиллерийского управления Красной Армии, нарко¬мата вооружения, наркомата Военно-Морского флота. Начальником нового КБ был назначен В. Г. Грабин. В декабре 1942 года в Калининград из города Горького перебазировалось знаменитое КБ В. Г. Грабина.

Калининград был выбран не случайно. Немало¬важным оказались близость к Москве и Софринскому полигону, а также исторический авторитет города — сложившегося центра артиллерийского производс¬тва. В тематический план ЦАКБ на 1943 г. — первый полный календарный год работы на новом месте — вошло более 50 основных тем. Они охватывали дора¬ботки уже существовавших систем и создание совер¬шенно новых, перспективных. На протяжении 17 лет, с 1942 по 1959 гг., в грабинском КБ разрабатывались полевые системы, орудия для танков и артсамохо- дов, для вооружения долговременных огневых точек, надводных кораблей и подводных лодок, зенитные пушки различного назначения, миномёты, прицелы, боеприпасы, авиационные пушки.

В начале 1943 г. наиболее дальновидные специа¬листы Главного артиллерийского управления и отечественной промышленности отчётливо ощутили угрозу появления у германской армии толстобронных танков и штурмовых артиллерийских самоходов, оснащённых дальнобойными пушками. Им могла противостоять лишь корпусная артиллерия. Но она была немногочис¬ленна, тяжела, громоздка, маломанёвренна. Для борьбы с новой бронетехникой противника нужны были новые средства. Поэтому в апреле 1943 г. в наркомате воору¬жения был разработан и направлен в Государственный комитет обороны (ГКО) перечень предложений, наце¬ленных на решение этой задачи. Наиболее многообещающим выглядело предло¬жение В. Г. Грабина создать мощное 100-мм орудие. Оно должно было использовать баллистику морской зенитной пушки Б-34, освоенной производством ещё в предвоенный период. Предполагалось, что новое орудие будет поражать 125-мм броню на расстояниях до 1000 метров при угле встречи с ней в 30 градусов. В пользу этого орудия говорила и отработанная техно¬логия для производства Б-34, и наличие сложившейся промышленной базы. Первые стрельбы на полигоне обнаружили преимущества нового орудия.

В 1944 г. были разработаны и приняты на воору¬жение 100-мм полевая пушка БС-3 и 85-мм танковая ЗиС-С-53. Первая из них положила начало новому поколению отечественных противотанковых орудий, рассчитанных уже на борьбу с тяжелобронированны¬ми целями. Вторая — логически завершила ряд арт- систем Грабина на танках семейства Т-34. В Подлипках коллективу Грабина удалось практически за один год разработать совершенно новое, не имевшее аналогов орудие — 100-мм пушку БС-3. В ней воплотился весь накопленный к этому времени опыт создания полевых систем — той области, где коллектив Грабина был безу-словным лидером. БС-3 оказалась последней принятой на вооружение Красной Армии буксируемой пушкой, г успевшей принять в Великой Отечественной войне заметное участие. Она осталась в мировой артилле¬рийской истории, так сказать, «лебединой песней» в своём классе. В архиве В. Г. Грабина есть такие записи: «Грозная красавица ЗИС-З, наводившая страх и ужас на врага, как ни странно, снискала себе и его уважение. Враги пытались её копировать, переделывать и даже изготовлять в том виде, в каком она есть. Мир ещё не знал ни одной пушки, которая имела бы такую громад¬ную популярность. Наше КБ рассматривало её венцом в проектировании и не ошиблось».

В 1943 г. были развёрнуты работы, обеспечившие появление впоследствии заслуженно популярной и до сих пор состоящей на вооружении буксируемой 57-мм зенитной пушки С-60 и её варианта — С-68 для самой мощной в мире серийной ствольной зенитной самоходной установки ЗСУ-57-2. В том же году ЦАКБ приняло участие в разработке крупнокалиберных зе-нитных орудий для армии. В послевоенные годы была создана уникальная наземная крупнокалиберная уста-новка для стрельбы спецбоеприпасами. Установлен¬ные на Мемориале г. Королёва 100-мм пушка БС-3 и 85-мм танковая ЗиС-С-53 на танке Т-34 — это наша память и наша гордость.

Заслуги Главного конструктора ЦАКБ были вы¬соко оценены. Василий Гаврилович Грабин — Герой Социалистического Труда, лауреат четырёх Государс-твенных премий, доктор технических наук, почётный гражданин города Королёва. Его имя увековечено в названии улицы, на доме, в котором он жил в Кали-нинграде, установлена мемориальная доска.